Уже почти традиционный пятничный корпоратив на этот раз был не совсем обычным – предновогодним. Скоро Новый год, как всегда много работы, все заказчики меняют кассы, уходят, приходят, поэтому механики устали и необходимо хотя бы в конце недели немного расслабиться. На столе баночки салата «морковь с чесноком» (опять дочка будет ругаться: папа, от тебя плохо пахнет), литровая бутылка «Черного дрозда», которую кто-то из ребят привез из Мочегорска и нарезанная крупными кружками колбаска с жирком. Николя, живая история и совесть нашего центра, режет хлеб тупым ножом и похоже матерится про себя, так как рядом Руфимка нетерпеливо ждет, когда закипит картошка.
     …интересно, а делители в цепях измерения напряжения остались такими же, даже номиналы сохранились…
     Вторая быстро пошла вдогонку первой, народ нажал на закусь, застучал разнокалиберными столовыми приборами. Давно идут разговоры, чтобы скинуться и купить одинаковые тарелки-вилки-чашки, но до реализации этого грандиозного проекта не доходят руки и деньги что-то не собираются.
     - Шеф, я помню, еще осенью обещал по результатам года премию дать. Я стал уже прикидывать, что куплю…
     - Да, теперь с кризисом хрен, что он заплатит…
     Разговор привычно лениво вертелся вокруг тем, которые обсуждались давно и каждый день. Налили по следующей.
     …232 интерфейс тоже сохранился без изменений, видимо время подтвердило его надежность и устойчивость к внешним воздействиям, даже не случайным. И микросхема осталась прежняя…
     Обсуждению подвергся вопрос: кто сгоняет за следующей. Поразительно быстро проблема решилась, так как кандидатура Кирилла устроила всех, а пока разговор опять зашел о работе.
     …огромный зал полон народа, по стенам столы с едой и напитками. Несмотря на то, что я чувствовал себя вполне комфортно, я понимал, что здесь я впервые и совершенно случайно, что некоторые из этих людей мне знакомы по экрану телевизора и в жизни наша встреча исключена. Заметил, что на мне дорогой костюм и галстук, который я надевал в последний раз на чью-то свадьбу несколько лет назад. Но, как ни странно, они принимали меня за своего: проходящая мимо пожилая дама шутливо раскланялась и улыбнулась, а от ближайшей колонны кто-то приветственно помахал мне рукой.
     - Алекс! – окликнули меня сзади.
     Я обернулся. Ко мне, протискиваясь сквозь людей, сгрудившихся у одного из столиков, устремилась эстрадная звезда Ружица, стремительно ворвавшаяся в шоу-бизнес в этом году. Да, да, та самая Ружица, хит которой «А желтые листья кружатся, так, где же ты, Ружица, Ружица» гремел на всех теле и радиоканалах этой осенью. Откуда же я знаком с нею, вернее – она со мной, мелькнуло у меня в голове. Но сомнений быть не может, мы знакомы, и, очевидно, достаточно хорошо.
     - Привет! Ты один сегодня?
     Видимо, я должен быть с кем-то. С кем – пока не знаю.
     - Один, как видишь…
     - Вот здорово. Я хочу показать тебе одну штуку. Думаю, она тебя заинтересует, тебе такие вещи нравятся. Пойдем.
     Она взяла меня под руку и повела к выходу. Мы вышли из зала, повернули направо и пошли по длинному коридору, который, похоже, опоясывал зал. Небольшая лестница вела вниз. Освещение стало значительно спокойнее, людей здесь не было. Ружица взяла меня за руку, и мы стали осторожно спускаться вниз.
     - Куда ты меня ведешь?
     - Подожди, не пожалеешь.
     Снова несколько поворотов, узкая дверь, и мы очутились в небольшой, полутемной комнате, посредине которой стояла застекленная подставка, похожая на музейную витрину и освещенная как бы изнутри. На бархатной подстилке светло-серого цвета лежала небольшая черная коробочка, напоминающая футляр для драгоценностей, а над ней медленно вращалась ярко отполированная цифра пять.
     - Что это?
     Я никак не мог понять, где я, и что лежит в этой витрине.
     - Не узнаешь? А я думала, сразу догадаешься. Давай с трех раз! – и тихо засмеялась.
     Я чувствовал, что уже где-то видел эту штуку и, более того, часто держал ее в руках, но меня отвлекала цифра пять.
     - Ну, что? Так и не въехал?
     - Не-а…
     Ружица потащила меня вокруг витрины.
     - Это новая ЭКЛЗ, она ведь так у вас зовется? – слово ЭКЛЗ певица проговорила медленно, похоже, разучивала раньше.
     - Выставка только для узкого круга, но я подумала, что тебе будет интересно, и привела сюда. Только там, наверху, особенно не распространяйся, хорошо?
     - А что значит эта блестящая пятерка?
     - Ну, вроде, как пятая версия.
     - Подожди, какая пятая. Четвертой еще не было. Точно, не было. Аркадий Маркович рассказывал, что четвертая должна в этом году появиться.
     - Она и появилась, только ее америкосам продали. Как кризис начался, у них плохо стало с экономикой, вот и стали ее ставить в свои кассы. А для нас сделали пятую.
     Интересно, откуда эстрадная певица, далекая от техники, да и от реальной жизни вообще, знает такие подробности? Но меня уже охватил профессиональный зуд.
     - А посмотреть ее можно?
     - Да смотри, сколько хочешь…
     При этих словах коробочка словно испарилась, а плата повисла в воздухе, но, к сожалению, все там же за стеклом. Я сунул руку в карман и понял, что на мне пиджак, а не моя привычная жилетка с множеством накладных карманов, и любимой раскладной лупы у меня нет. А ведь мелкие буковки пишут на микросхемах, сволочи заграничные! Главный процессор явно новый, ног больше и намного, шаг совсем меленький, вручную тут делать совсем нечего. Память зачем-то представлена двумя микросхемами, они по размеру значительно меньше устанавливаемой раньше, но, очевидно, по объему памяти близки к ней. Не нахожу родного нашего криптопроцессора, единственной отечественной микросхемы. Вместо него (если я не ошибаюсь!) какая-то импортная многоножка. Что, из нее тоже нельзя украсть секрет основной – сколько покупок и кому? А остальное место забито разной мелочью: микросхемами питания, сброса и что еще раньше было? Ах да, согласователь между двумя процессорами. И несчетное количество смдешных букашек, вроде даже больше, чем раньше. Темно только и видно не очень.
     - Ружица! А достать ее можно? – я обернулся, но моей провожатой уже не было…

     Кухня почти опустела. Николя уткнулся в телевизор, вроде какое-то новое шоу: «Поймай звезду» или «Укради звезду», камера дала панораму зала, все те же осточертело знакомые лица. Ведущей на этот раз была сама Ружица, все-таки есть в ней что-то такое, молодец девочка. Пора собираться домой. Зацепив с тарелки двумя пальцами последний кусок колбасы, я взял сумку и вышел в коридор. Наша приемщица и кладовщица Руфь курила в форточку и о чем-то хихикала с Максом.
     - Что, пошел уже? – надо бы взять у нее головку от АМСки, но ведь не даст сейчас.
     - Да, пошел. До встречи!..
     …теплый порывистый ветер трепал верхушки пальм, от моря доносился ровный, успокаивающий нервы шум прибоя. Я прошел по Плаццо де Коронел, повернул налево и пошел вниз. Отчего-то вдруг вспомнил, что та новая ЭКЛЗ в стеклянной витрине тонким гибким кабелем была состыкована с компьютером, который вновь стал персональным. Вот сволочи, еще и USB в нее запихали, лениво подумал я и пошагал домой…